Борщов Яков Иванович


КАЖДЫЙ БЫЛ ГЕРОЕМ


Воспоминания




Есть события, которые надолго остаются в памяти. Для меня одним из них стало участие в танковом сражении под Прохоровкой 12 июля 1943 года. То было величайшее танковое сражение второй мировой войны. С обеих сторон в нем участвовало 1200 танков и самоходных орудий.

Немецко-фашистское командование, потерпев поражение под Сталинградом, не теряло надежды захватить инициативу в свои руки. С этой целью оно разработало крупную операцию в районе Курска под названием "Цитадель". Расчет был на мощь новой немецкой техники — танки "Тигр" и "Пантера", штурмовые орудия "Фердинанд" и новые самолеты "Фокке-Вульф 190 А".

Утром 5 июля немцы крупными силами танков и пехоты при поддержке многочисленной авиации перешли в наступление на орловско-курском и белгородско-курском направлениях, рассчитывая уничтожить наши войска на дуге Курского выступа.

С большими потерями им удалось углубиться в нашу оборону на 10—18 км.

Советское командование для усиления своих войск, ведущих тяжелые оборонительные бои, и разгрома углубившихся в нашу оборону немцев, выдвигало из глубины крупные танковые резервы, которые, совершив форсированный марш, с ходу вступили в бой с противником.

В составе тех войск была и наша танковая бригада и ее танковый батальон, которым я командовал. 8 июля мы вступили в бой совместно с обороняющимися войсками в районе совхоза "Комсомолец", а утром 12 июля войска 2-го танкового корпуса и 5-й гвардейской танковой армии нанесли контрудар по немецким войскам под Прохоровкой.

Это было невиданное в истории сражение бронированных полчищ. Наши танкисты на полном ходу врезались в боевые порядки немцев. Как никогда раньше показали свою маневренность наши прославленные "Т-34". Немцы несли от них большие потери, особенно в легких и средних танках, да и "Тигры" были добычей наших тяжелых танков и САУ. Они были мощными, но страшно неповоротливыми и наши "тридцатьчетверки" с ними успешно справлялись, успевая сблизиться на близкое расстояние и выбирая моменты для выстрела прямой наводкой по борту немецких хищников — "Тигра" или "Пантеры". И они горели, как свечки.

Запомнился мне в этом бою мой подчиненный — командир взвода средних танков "Т-34-85" лейтенант Федор Уткин. Его танк, как и другие подобные танки, был вооружен 85-мм пушкой. Такое орудие впервые использовалось на танках именно в этом сражении — под Прохоровкой. Эти боевые машины были не только маневренными, но и обладали высокой огневой мощью. Танк Уткина, поравнявшись с немецким, быстро развернулся, выстрел по борту — и немецкий танк с разбитой гусеницей завертелся на месте.

В том же бою он расстрелял и немецкого "Тигра", нанеся ему удары по бортам. Отличились и лейтенанты Новиков и Сабуров, подбившие фашистские танки.

В той суровой круговерти боя трудно было подсчитать, сколько танкисты батальона подбили немецких танков, но и батальон потерял в бою 60 процентов боевых машин. Многие танкисты погибли, многие ранены. Получил ранение и автор этих строк, но продолжал командовать батальоном.

В результате встречного сражения немцы были отброшены на их исходные позиции. А затем после мощных ударов наших войск немцы, оказывая отчаянное сопротивление, начали отходить в западном и юго-западном направлении.

Наш батальон находился в авангарде танковой бригады. При подходе к деревне Лучки мы еще раз встретились с коварством и жестокостью врага. Немцы согнали всех жителей деревни в два сарая и готовились их сжечь. Уже и канистры с бензином были наготове. И снова отличился взвод лейтенанта Федора Уткина, находившийся в разведдозоре. Узнав от одного из жителей деревни о подлом замысле гитлеровцев, взвод на большой скорости ворвался в деревню. Немцу не ожидали такого внезапного появления советских танков и, не успев поджечь сараи, разбежались кто куда. Танкисты своими машинами сломали ворота и выпустили обреченных на смерть. Жаль только, что в этом бою Федор Уткин был смертельно ранен. Он посмертно был представлен к награждению орденом Красного Знамени. Танкисты долго еще мстили за своего товарища в последующих боях.
Трудно в короткой корреспонденции рассказать обо всем, с чем пришлось встретиться в том сражении. Памятью о боях под Прохоровкой у меня остался орден Отечественной войны II степени.

Но писать о себе не хочется: те, кто погиб в боях, больше заслуживают этого. И мы с покойным ныне полковником в отставке Павлом Ивановичем Громцевым, который в тех боях сражался в соседнем батальоне нашей танковой бригады, встретившись в качестве преподавателей на цикле тактики курсов "Выстрел", дали клятву писать и рассказывать только о тех, кто с войны не вернулся, в том числе из того страшного пекла под Прохоровкой. Там каждый был героем.

Я. БОРЩЕВ,
гвардии полковник в отставке,
участник Прохоровского танкового сражения


Если у Вас есть дополнительная информация - присылайте ее для размещения на сайте!