6000 верст  по Европе
Этапы боевого пути 11 гв. танкового корпуса


ОТ МОСКВЫ ДО БЕРЛИНА

Радостно сознавать, что в Великой Победе советского народа и его армии над фашистской Германией есть и доля участия воинов 11-го гвардейского Прикарпатско-Берлинского, Краснознаменного и ордена Суворова танкового корпуса.

Большой и славный вклад внесли советские танкисты в годы Великой Отечественной войны в разгром германского фашизма и японского милитаризма. Не было ни одной крупной операции Красной Армии, в которой танковые части и соединения не принимали бы самого активного участия. Танковые части и соединения цементировали оборону наших войск, контратаковали врага, обрушивались на него из засад, прикрывали выход из боя общевойсковых частей и соединений, развивали успех наступления.

В боях за столицу нашей Родины — Москву родилась наша советская танковая гвардия.

Знаменательно, что приказ о начале формирования корпуса был подписан 22 апреля 1942 года — в день рождения Владимира Ильича Ленина.

При формировании в 6-й танковый корпус вошли 22-я, 100-я, 200-я танковые, 6-я мотострелковая бригады и другие части корпусного подчинения. Своим цементирующим ядром корпус имел части и подразделения, отличившиеся в битве под Москвой, на Можайском направлении — 22-я танковая бригада. Командующий 5-й армией генерал Л. А. Говоров высоко оценил действия 22-й танковой бригады. 112-я танковая бригада, как и 22-я танковая бригада, отличилась в боях под Москвой — на Тульско-Ка-лужском направлении. 112-я танковая бригада (бывшая 112-я танковая дивизия) за героические действия на Тульско-Калужском направлении в январе 1942 года была награждена орденом Красного Знамени. Говоря о действиях левого крыла Западного фронта во время разгрома противника под Тулой и Калугой, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в своих воспоминаниях отметил: «В контрнаступлении основную роль здесь сыграли танковая дивизия А.Л. Гетмана, кавкорпус П. А. Белова и оперативная группа 50-й армии, действовавшая под командованием генерал-лейтенанта В. С. Попова».

Обе эти бригады имели исключительно ценный боевой опыт и сложившиеся воинские традиции, ставшие как бы фундаментом, на котором строилась вся боевая жизнь корпуса.
Радостно сознавать и то, что 11 июля 1942 года в районе станции Шаховская за мужество и отвагу, проявленные воинами 22-й танковой бригады при обороне нашей столицы Москвы на Западном фронте, комсомольцы Москвы и Московской области вручили воинам 6-го танкового корпуса переходящее Красное знамя с наказом водрузить его в Берлине!

Принимая знамя из рук первого секретаря МГК и МК ВЛКСМ Николая Красавченко, командир корпуса А.Л. Гетман от имени личного состава корпуса заверил, что воины корпуса с честью пронесут знамя через все бои и оно будет вдохновлять их на новые подвиги во имя освобождения Родины и разгрома фашистских захватчиков. В тот же день знамя Московского комсомола по решению командования корпуса было передано лучшей танковой бригаде — 22-й.

Принимая переходящее Красное знамя Московского комсомола, командир танкового батальона 22-й танковой бригады подполковник Константин Кожанов сказал: «Дорогие товарищи! Нам выпала большая честь. Через несколько дней мы пойдем в бой, и подвиги наши будут осенены двумя знаменами. Одно — это знамя нашей бригады. С ним в тяжелых оборонительных боях поклялись мы стоять насмерть у стен Москвы. И выстояли. За стойкость и мужество, проявленные в оборонительных боях, за успехи в боевой подготовке Москва, московские комсомольцы передали нам, танкистам, знамя МГК и МК ВЛКСМ. Вот оно, это второе знамя... И мы клянемся, что не посрамим его и выполним наказ комсомола».

5 августа 1942 года из района Погорелое Городище корпус начал наступление и принял первое боевое крещение в сражениях Ржевско-Сычевской операции и сразу нее показал себя мощной танковой ударной силой.

Своими рассекающими ударами по войскам врага он оказал существенное содействие войскам 31-й и 20-й общевойсковых армий в разгроме зубцовской и кармановской фашистских группировок.

Наступательные действия войск 31-й, 20-й армий и нашего корпуса, по признанию гитлеровского генерала К. Типпельскирха, отвлекали на себя три танковых и несколько пехотных дивизий, которые уже готовили к переброске на Южный фронт для действий на сталинградском направлении.

Опыт боев под Ржевом и Сычевкои сыграл существенную роль в дальнейшем совершенствовании искусства боевого применения крупных танковых соединений и объединений.
К 1 января 1943 года фронт на Ржевско-Сычевском участке стабилизовался и наш корпус был выведен и сосредоточился в районе станции Шаховская.

После доукомплектовании личным составом и техникой корпус в феврале 1943 года зачислен в резерв Ставки Верховного Главнокомандования и по железной дороге перебрасывается в район Осташково. Здесь в корпус были включены 1008-й истребительно-противотанковый и 270-й минометный полки, 40-й отдельный бронеавтомобильный батальон, 85-й отдельный саперный батальон, 351-й отдельный батальон связи, 6-я автомобильно-транспортная рота, 189-й медико-санитарный батальон, 75-я и 177-я подвижные ремонтные базы. Корпус стал намного сильнее. Теперь уже не треть и не половину, как раньше, а четыре пятых общего числа наших танков составляли замечательные «тридцатьчетверки».

Наличие средств усиления, необходимость которых показали предшествующие бои, значительно увеличивало ударную и огневую мощь корпуса, явилось залогом еще более успешных действий его соединений и частей.

В районе Осташково корпус пробыл всего неделю. По приказу Ставки он 20 февраля был сосредоточен в районе Сысоиха, Корняево, Крючково, Болотово на Старорусском направлении Северо-Западного фронта и вошел в состав 68-й армии. Однако 23 февраля 1943 года корпус вошел во вновь формируемую 1-ю танковую армию, командующим которой был назначен генерал-лейтенант танковых войск М. Е. Катуков. По его приказу совершив марш-маневр, корпус сосредоточился в районе юго-восточнее озера Ильмень в готовности к предполагавшимся наступательным действиям в составе Северо-Западного фронта с целью ликвидации сильно укрепленного плацдарма противника и его Демянской группировки.

7 марта 1943 года последовала новая директива. Корпус в составе 1-й танковой армии начал переброску по железной дороге своих войск на Воронежский фронт и к 28 марта сосредоточился в районе рыбинские Буды, Каменка, Лугина, Обоянь, Драчевка, Знаменка с задачей не допустить выхода противника на северный берег реки Псел и прорыва его в направлении на Курск.

С 28 марта по 5 июля соединения и части корпуса занимались боевой подготовкой. Командиры и штабы корпуса, бригад и полков, партийно-политический аппарат готовили личный состав и материальную часть к летним боям.

Здесь из состава корпуса выбыли 100-я танковая бригада и 1008-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, а вместо их вошли — 112-я Краснознаменная танковая бригада и 538-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Командирами и всеми штабами проводилась большая работа по изучению вероятных операционных направлений для контрударов. Были отрекогносцированы и подготовлены шесть направлений для контрударов.

Усилиями штабов и командиров всех степеней за короткое время части корпуса были сколочены и приведены в боевую готовность. Личный состав был готов встретить врага и перейти в решительное контрнаступление по разгрому фашистских захватчиков на курском выступе.

Еще более яркими страницами в истории корпуса стали последующие боевые действия в составе 1-й танковой армии. Участвуя в исторической Курской битве летом 1943 года, воины корпуса сделали все что могли для отражения натиска главной танковой группировки врага на Обояньском направлении, продемонстрировав стойкость, отвагу и упорство в обороне. Гитлер сделал хвастливое заявление: «Мои солдаты! Наконец вы имеете теперь лучшие танки!..» К моменту Курской битвы у него был целый «зверинец» — новых тяжелых танков «тигр», «пантера», штурмовое самоходное орудие «фердинанд».

Говоря всерьез, это было действительно грозное вооружение. «Тигр», оснащенный 8 8 -миллиметровой пушкой и двумя пулеметами, заслонившийся лобовой броней толщиной в 10 сантиметров, в самом деле казался неуязвимым для противотанковой артиллерии. Рядом с ним коварно рычала более маневренная — «пантера» с 7 5-миллиметровой пушкой. И наконец, «фердинанд» — штурмовое самоходное артиллерийское орудие с 8 8-миллиметровой пушкой и лобовой броней толщиной 20 сантиметров.
В ожесточенных боях на Обояньском направлении, в которых участвовали воины нашего корпуса, хваленая техника противника была бита. Немецко-фашистское командование планировало прорваться к Курску с юга за два дня. Однако их планы были сорваны, фашисты не смогли выйти даже к Обояни.

Блестящие успехи советских войск в оборонительных сражениях создали благоприятные условия для второго этапа Курской битвы — наступательного.

Во время контрнаступления наш корпус совершил глубокий танковый рейд, в результате которого были освобождены десятки крупных населенных пунктов, в том числе город Богодухов, а 12 августа 1943 года в районе станций Ковяги и Высокополье частями корпуса были перерезаны коммуникации Харьковской группировки фашистов, это способствовало ее полному разгрому.

За героические боевые действия и высокое воинское мастерство, особенно во время разгрома фашистов на Курской дуге, 23 октября 1943 года наш 6-й танковый корпус был преобразован в 11-й гвардейский танковый корпус. Почетное наименование гвардейских получили все наши бригады, полки и корпусные части. 22-я, 112-я, 200-я танковые и 6-я мотострелковая бригады соответственно были переименованы в 40-ю, 44-ю, 45-ю гвардейские танковые и 27-ю гвардейскую мотострелковую бригады, 538-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк стал 362-м гвардейским, 40-й отдельный бронеавтобатальон — 9-м гвардейским мотоциклетным батальоном, 351-й отдельный батальон связи— 153-м гвардейским, 85-й отдельный саперный батальон — 134-м гвардейским. Минометный полк сохранил свой прежний номер и стал именоваться 270-м гвардейским.
Принадлежность к советской гвардии, рожденной в огне сражений Великой Отечественной войны,— высокая честь. И личный состав корпуса по праву завоевал ее стойкостью и упорством в обороне, храбростью и воинским мастерством в наступлении, массовым героизмом в борьбе с фашистскими танковыми полчищами.

Гвардейцы-танкисты совместно с общевойсковыми соединениями и частями очистили от фашистских захватчиков Левобережную, а затем и Правобережную Украину. В Житомирско-Бердической операции корпус развивал стремительное наступление и, действуя на различных направлениях, там, где требовались решительные удары танков по врагу, показал способность к быстрому и эффективному маневру.

В ходе операции были освобождены от фашистских захватчиков десятки крупных населенных пунктов, в том числе города Андрушевка и Бердичев, а в ночь на 10 января 1944 года части корпуса перерезали железную дорогу Жмеринка — Винница и вышли на Южный Буг в районе села Могилевка.

Славной страницей в истории боевых действий корпуса явилось его участие в Корсунь-Шевченковской операции в районах Станиславчика и Медведина, приведшей к ликвидации крупной группировки фашистов.

Боевые действия в Житомирско-Бердичевской и Корсунь-Шевченковской операциях показали возросшее мастерство личного состава, накопленный им богатый опыт. Наши воины смело проникали в тыл врага, научились широкому маневру, овладели искусством ведения ночных боев.

Увереннее и тверже, чем раньше, управляли войсками командиры и штабы. Они лучше знали обстановку на своих участках, успешнее организовывали взаимодействие. Этому в немалой степени способствовали устойчивая техническая и скрытая связь, хорошо налаженная разведка, которую вели 9-й гвардейский мотоциклетный батальон и разведроты бригад. Искреннюю благодарность воинов корпуса заслуживал личный состав 134-го гвардейского саперного батальона и саперных подразделений бригад, умело осуществлявший инженерное обеспечение корпуса в трудных условиях распутицы и бездорожья.

Что касается артиллерии, то и ее у нас было больше, чем прежде. И она играла огромную роль во всех боевых действиях корпуса как в наступлении, так и при отражении контратак противника.

Перед Житомирско-Бердичевской операцией в состав корпуса вошел и принимал активное участие в боевых действиях 53-й отдельный гвардейский минометный дивизион (катюш).

В Проскуровско-Черновицкой операции корпус своим наступлением содействовал полному разгрому фашистской 1-й танковой армии. Воины корпуса освободили десятки крупных населенных пунктов, в том числе города Гусятин, Чортков, Борщев, Снятый, Косов, Хотин, форсировали Днестр и Прут, освободили город Сторожинец, а главное, они освободили важнейший хозяйственно-политический центр Северной Буковины областной город Черновцы. Корпус вышел и вывел с жестокими боями общевойсковые части и соединения на ряд участков государственной границы Союза ССР с Румынией.

Важнейшим этапом боевых действий корпуса явилось участие в освобождении Польши — в период Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской и Восточно-Померанской операций. 17 июля 1944 года корпус передовыми частями форсировал Западный Буг южнее Червонограда и захватил плацдарм на западном берегу реки. Он стал одним из первых соединений Советской Армии, вступивших на территорию Польши. Развивая успешное наступление по территории Польши, он форсировал реку Сан в районе гор. Ярослава и совместно с другими частями и соединениями освободил старинный город Перемышль.

Важнейшую роль выполнил корпус в прорыве к Висле, ее форсировании и захвате исключительно важного в оперативно-стратегическом отношении Сандомирского плацдарма.
Успешным был глубокий танковый рейд нашего корпуса в Висло-Одерской операции, в ходе которой его части нанесли стремительный удар в оперативную глубину, наступая невиданными до сих пор темпами — до 100 километров в сутки.

В день начала Висло-Одерской операции командир нашего корпуса Амазасп Бабаджанян с оперативной группой прибыл на НП командира 29-го гвардейского стрелкового корпуса генерала А.Д. Шеменкова для решения вопросов взаимодействия и руководства боем. На НП оживление, рабочая суета: снуют офицеры связи, на разные голоса кричат в микрофоны радисты и телефонисты, ведь части их корпуса прорвали оборону противника и ведут наступление. Штабисты генерала Шеменкова по-хозяйски предупредительны к Бабаджаняну и его офицерам. Они корректны, но нет-нет, недоуменные взгляды бросают в нашу сторону. Наконец генерал Шеменков не выдерживает и с подковыркой спрашивает Амазаспа Бабаджаняна:

— Когда же, друзья танкисты, вы собираетесь начать боевые действия? Или будете за пехотой только трофеи подбирать?

Бабаджаняну было ясно его нетерпение, но разве ему невдомек, что приказы себе мы не сами сочиняем?

— Должен же кто-то и трофеи подбирать,— сдерзил Бабаджанян старшему по званию. А своим офицерам приказал перебазироваться в район нашего передового отряда к полковнику И.И. Гусаковскому. Бабаджаняну и самому было не по себе от вынужденного ожидания. Передовой отряд — в него вошли 44-я гвардейская танковая бригада и самоходный артполк подполковника П. А. Мельникова — еще в ночь на 14 января переправился на западный берег Вислы.

В тринадцать ноль-ноль 15 января — долгожданная команда: «Танки, вперед!».

Передовой отряд Иосифа Гусаковского, обогнав боевые порядки пехоты, с ходу атакует врага. Ударили залпы танковых пушек и самоходок. Загорелось несколько вражеских танков и штурмовых орудий. Вслед за передовым отрядом в бой, также с ходу, вступили главные силы корпуса в направлении на северо-запад к реке Пилица.

Оборона противника дезорганизована.

Вперед неудержимо рвутся танки. На душе радостно, вспоминал Амазасп Бабаджанян,— хочется озорно крикнуть: «Где вы теперь, генерал Шеменков? Танкисты не подбирают трофеев, танкисты — впереди!»

К вечеру отряд Гусаковского вышел к Пилице, мотопехота форсировала реку и захватила плацдарм. Попытка перебросить танки сорвалась — лед не выдерживал их тяжести. Тем временем подошли главные силы корпуса, боевые порядки растянулись.

И тут же этим воспользовался противник. Его 25-я танковая дивизия с востока сильно контратакует нас. Танки, штурмовая артиллерия, бронетранспортеры, пехота врага движутся сплошным строем, цепь за цепью. Бьются остервенело — терять нечего: или гибель, или окружение. Но им твердо противостоят наши 44-я и 45-я гвардейские танковые бригады, выдерживая этот безумный натиск обреченных.

Разгромив 25-ю танковую дивизию противника, войска нашего корпуса стремительно наступали на северо-запад, обходя вражеские опорные пункты и узлы сопротивления. Передовой отряд корпуса, вырвавшись на оперативный простор, устремился к городу Ловичу, а 40-я и 45-я гвардейские танковые бригады подходили к городу Рава-Мазовецка. 24 января они форсировали реку Варту. К концу дня 26 января 45-я гвардейская танковая бригада полковника Николая Моргунова достигла города Альтершпигеля (Тшцель). Старая германо-польская граница. Отсюда 1 сентября 1939 года фашистская Германия развязала вторую мировую войну. Река Обра. На том берегу Германия.

Сколько советских людей ждали этого дня, ждали как праздника, как награды за все муки, страдания и лишения, которые принесла им фашистская Германия. И вот советские танки у ее границ — советские воины видят воочию ее землю. Как тут остановиться, сдержать свой наступательный порыв! И бригада с ходу пытается форсировать реку Обру и ворваться на территорию врага.

Не тут-то было. Отойдя за реку, фашисты взорвали все мосты, оказали бригаде бешеное сопротивление.

Однако в ночь на 27 января передовой отряд — 44-я гвардейская танковая бригада полковника Иосифа Гусаковского пошла в обход города Альтершпигеля на север, форсировала реку Обру и, не встречая сопротивления, устремилась на город Хохальде.

В три часа ночи авангард бригады — 3-й батальон майора Алексея Карабанова вдруг уткнулся носом в железные надолбы на средине шоссе. Что такое?!

Саперы установили, что вправо и влево от шоссе сплошной и очень глубокий противотанковый ров с минными полями и гранитными надолбами. Но железные надолбы на средине шоссе не укреплены, а лишь вставлены в бетонные лузы.

И.И. Гусаковский догадался, что наскочил на укрепленный район противника. Недолго думая, он приказал надолбы вытащить из луз, открыть дорогу и продолжать свое движение на запад.

Это был тот самый «Восточный вал», гордость немецко-фашистского военного руководства — Мезерицкий УР. Весьма серьезная и очень сильная преграда на пути к Одеру. Она была успешно преодолена. Передовой отряд— 44-я бригада и 1454-й полк к утру 30 января вышел в район Таузрциг — Мальсув. Он был в тылу Мезерицкого укрепленного района.

К утру 1 февраля 40-я, 45-я гвардейские танковые, 27-я гвардейская мотострелковая бригады и корпусные части с боями вышли в этот район и соединились с передовым отрядом. До реки Одер, последней крупной водной преграды на пути к Берлину, оставалось 30 километров. С утра 1 февраля все части корпуса начали наступление в направлении города Геритц, расположенного непосредственно на берегу реки Одер. Во второй половине дня штаб корпуса расквартировали в населенном пункте Куненсдорфе, только что захваченном у врага. И когда уже работал штаб, вспомнили, сколь знаменит этот населенный пункт в истории русской военной славы. Именно здесь в 1759 году русские войска под водительством фельдмаршала И.П. Салтыкова наголову разбили прусскую армию, которой командовал сам король Фридрих II. Однако урока истории оказалось, видно, недостаточно. С высот Куненсдорфа отлично просматривалась вся Приодерская равнина. Знал фельдмаршал Салтыков, где определить свою диспозицию.
Но любоваться окрестностями некогда — нужно было спешить решать вопросы по организации скорейшего форсирования Одера, чтобы захватить плацдарм на его западном берегу.

Весь день части корпуса вели упорные бои с превосходящими силами врага, прикрывающими реку Одер. И только в 21.00 этого дня первым ворвался в город Геритц танковый взвод 40-й гвардейской танковой бригады под командованием младшего лейтенанта Николая Самойлова. За ним вступили в город остальные подразделения бригады и 1454-й самоходно - артиллерийский полк.

К утру 3 февраля силами двух мотострелковых батальонов 40-й и 44-й гвардейских танковых бригад при поддержке огня артиллерии и танков с восточного берега был создан плацдарм площадью 24 квадратных километра на западном берегу реки Одер в районе населенного пункта Рейтвен, южнее Кюстрина. Однако он был передан частям 8-й гвардейской армии.

Наш корпус был отведен от Одера и начал подготовку в Восточно-Померанской операции, для ликвидации нависшей опасности правому крылу 1-го Белорусского фронта.

Воины корпуса проявили мужество и героизм при освобождении польского Поморья в ходе Восточно-Померанской операции. Они первыми вышли к Балтийскому морю в районе Кольберга (Колобжега), в составе советских и польских войск к 27 марта 1945 года очистили от врага побережье и город Гдыню.

«5 апреля 1945 года,— вспоминает Главный маршал бронетанковых войск Амазасп Хачатурович Бабаджанян,— в штабе 1-го Белорусского фронта собрались командующие, члены военных советов, начальники штабов армий, командиры танковых и механизированных корпусов. Вскоре вышли маршал Г.К. Жуков, член Военного Совета фронта К.Ф. Телегин, начальник штаба М.С. Малинин.

Г.К. Жуков медленно, подчеркивая значительность момента, начал:

— Был у Верховного. Обстановка складывается так, что пришлось созвать немедленно. Раньше мы полагали, что Берлинская операция начнется... несколько позднее...— Маршал кашлянул, помолчал секунду.— Теперь сроки меняются! Нас торопят союзники своим не совсем союзническим поведением. Они, оказывается, намереваются, быстро покончив с Рурской группировкой противника, наступать на Лейпциг — Дрезден, а заодно «попутно» захватить Берлин. Все совершается якобы в помощь Красной Армии. Но Ставке доподлинно известно, что истинная цель ускорения их наступления — именно захват Берлина до подхода советских войск. Ставке также известно, что спешно готовятся две воздушно—десантные дивизии для выброски на Берлин. Это, как видно, весьма устраивает гитлеровцев. Нам они оказывают упорное сопротивление в каждом населенном пункте. А на Западном фронте сдают крупные города по телефонному звонку. Все это заставляет Ставку торопиться,— подытожил Жуков.

На совещании у Маршала Г. К. Жукова мы узнали основной замысел предстоящей операции.

Главный удар должны были нанести с Кюстринского плацдарма пять общевойсковых и две танковых армии. Общевойсковые армии прорывают тактическую зону обороны противника, создают благоприятные условия для ввода в действие танковые армии. Последние, действуя на флангах ударной группировки фронта, получают простор для маневра и стремительного рейда в тыл врага, тем самым, в свою очередь, создают благоприятные условия для успешного наступления общевойсковых армий. Танковые армады обходят Берлин с севера и юга и совместно с войсками 1-го Украинского фронта замыкают кольцо окружения где-то в районе Потсдама и Бранденбурга.

Лучшего замысла для овладения цитаделью германского фашизма при сложившейся в районе Кюстрина обстановке, казалось, невозможно и предположить.

К сожалению, в первый же день Берлинской операции этот замысел был подвергнут пересмотру — изменилась его основная идея. Эти изменения особенно коснулись нашей 1-й гвардейской танковой армии».

15 апреля, как только вечерние сумерки опустились на землю, 11-й гвардейский танковый корпус в составе 1-й гвардейской танковой армии снялся с места и под покровом ночи двинулся к Одеру. Как назло, ночь была звездная, ясная. В небе слышалось рокотание вражеских бомбардировщиков, его рассекали стрелы прожекторов, то тут, то там вспыхивали разрывы зенитных снарядов.

Перевалило за полночь, когда наш передовой отряд подошел к переправе через Одер. Редкие выстрелы с той стороны свидетельствовали, что враг нервничает...

И началось. Памятную ночь 16 апреля разрезали вдруг разноцветные трассирующие разрывы, загудела, задрожала земля. Загрохотали гаубицы, завыли эрэсы— «катюши». Началась неслыханная за всю войну артиллерийская и авиационная подготовка. Когда уши немного привыкли к этому адскому грохоту, можно было различить ухающие выстрелы дальнобойных пушек резерва Главного Командования. Затаив дыхание, слушали этот мощный гром солдаты и офицеры. Здесь были ветераны, слышавшие московскую, сталинградскую, курскую канонады. Но то, что совершалось теперь, они не могли сравнить ни с чем.

Только чудо могло спасти Гитлера и его подручных, они и ждали чуда, как свидетельствуют историки. Но чудес, как известно, не бывает.

16 апреля, как только закончилась артиллерийская и авиационная подготовка, войска 1-го Белорусского фронта развернулись в решительное наступление. По всей протяженности плацдарма атаковали противника, прорвали первую полосу его обороны, быстро достигли второй полосы, проходившей по Зееловским высотам, но здесь были остановлены сильным организованным огнем.

Зееловские высоты господствуют над Приодерской низменностью, это очень серьезный рубеж на пути к Берлину. Войска 8-й гвардейской армии: пехота, артиллерия, приданные ей танки — все скопилось у подножия высот, не в силах двигаться дальше.

Амазасп Хачатурович Бабаджанян вспоминает: «Находясь лично на командном пункте 8-й гвардейской армии, командующий фронтом Маршал Г.К. Жуков, убедившись, что войскам этой армии не прорвать самим до конца всей глубины тактической обороны противника и что дальнейшее промедление может сорвать всю операцию, ввел в действие на участке 8-й гвардейской армии 1-ю гвардейскую танковую армию». Следовательно, вводился в боевые действия и наш корпус.

Воинам корпуса выпала высокая честь действовать и в завершающей Берлинской операции. С невиданной храбростью и высоким воинским мастерством воины корпуса, подавив яростное сопротивление фашистов на Зееловских высотах и на многочисленных мощных укрепленных рубежах, к 8 часам утра 22 апреля 1945 года вышли к Берлину и ворвались в Уленхорст — восточную окраину, а к исходу 23 апреля был очищен от фашистов пригород Берлина — Карлсхорст, тот самый Карлсхорст, где в ночь с 8 на 9 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Воины корпуса, совместно с воинами других частей и соединений Советской Армии, водрузили Знамя Победы над поверженным Берлином.

Воины корпуса с честью и достоинством пронесли по дорогам войны переходящее Красное знамя комсомола Москвы и Московской области и 28 апреля 1945 года водрузили его над зданием министерства иностранных дел фашистской Германии.

Воины корпуса внесли свой большой и героический вклад в общее дело разгрома фашистской Германии, в освобождение советской земли от фашистских захватчиков, в дело освобождения народов Европы и самого немецкого народа от коричневой чумы.

Боевые действия 11-го гвардейского Прикарпатского, Краснознаменного танкового корпуса в Берлинской операции на особенно сильно укрепленном направлении к Берлину, его части обеспечили успешный прорыв оборонительных рубежей противника, способствовали быстрому продвижению наступающих вслед за ними частей и соединений 8-й гвардейской армии. Столь же умело и храбро воины корпуса действовали и непосредственно в Берлине, несмотря на чрезвычайно затруднительные для танков условия ведения уличных боев в крупном городе.

За умелое руководство боевыми действиями, храбрость и отвагу, проявленные в многочисленных боях с фашистскими захватчиками были награждены полководческими орденами и получили воинское звание— генерал-майор танковых войск командир корпуса Амазасп Хачатурович Бабаджанян, начальник штаба корпуса Нил Григорьевич Веденичев, заместитель командира корпуса Петр Антонович Гаркуша, командующий артиллерией корпуса Григорий Филиппович Кузьмин, командиры танковых бригад Иосиф Ираклиевич Гусаковский и Николай Викторович Моргунов.

Родина высоко оценила боевые действия корпуса. Его личному составу, как и всем воинам 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, Верховный Главнокомандующий в своем приказе объявил благодарность. В числе соединений, штурмовавших Берлин, которым в ознаменовании Победы присвоено почетное наименование «Берлинских», стал и наш 11-й гвардейский Прикарпатский танковый корпус.


Мемуары   Далее >>

Hosted by uCoz