6000 верст  по Европе
Этапы боевого пути 11 гв. танкового корпуса


С   ЛЕВОГО   НА   ПРАВЫЙ   ФЛАНГ
Малоярославец — Волоколамск
Июль— декабрь 1942

От Малоярославца до Волоколамска — почти 400 километров. Такова ширина Западного фронта летом 1942 года. Это расстояние 6-й танковый корпус, сформированный под командованием полковника Гетмана, преодолевал комбинированным маршем в короткие летние ночи. Этот маневр с левого на правый фланг фронта был необходим — там готовилась наступательная операция из-под Погорелово-Городище через реку Вазузу на древний русский город Ржев.

Утром 4 августа войска 31-й и 20-й армий после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление. Удалось прорвать оборону врага на фронте до 20 километров. Развитие успеха наступления обеих армий было возложено на фронтовую подвижную группу, в состав которой вошли 6-й и 8-й танковые, а также гвардейский кавалерийский корпус. Они и вошли в прорыв на участке Рожество — Вишняково, и через 15 километров танки вброд переправились через реку Держу.

В первом эшелоне корпуса выдвигались 6-я мотострелковая и 200-я танковая бригады, которыми командовали полковники А.Н. Комолов и И.Г. Москвин. Во втором эшелоне корпуса наступала 22-я танковая бригада полковника Ивана Ермакова.

Командующий Западным фронтом Жуков приказал Гетману овладеть переправами на реке Вазуза на участке Гнездилово — Григорово и прочно их удерживать до подхода главных сил. Несмотря на август, месяц сугубо летний, погода была ненастной. Ливни и дожди размыли не только убогие российские дороги, но и все придорожье. Автотранспорт буксировался танками и тракторами, все переправочные средства отстали. И все-таки 6-я мотострелковая бригада достигла Вазузы. Часть личного состава переправилась на западный берег реки вплавь и на подручных средствах без тяжелого оружия. А саперы и пехотинцы, стоя в воде по шею, сооружали мост на ряжах. По этому мосту переправлялась и 200-я танковая бригада. Наступление наших частей продолжалось. Однако противник активизировал сопротивление. Первый его удар на западном берегу обрушился на передовой отряд 6-й мотострелковой бригады в составе 3-го батальона. Он был атакован 28 вражескими танками и пехотой.

Находясь в укрытиях, истребители танков подпустили фашистов на расстояние выстрела и огнем противотанковых ружей подожгли и подбили 12 вражеских машин. А пулеметный взвод под командой лейтенанта А.Ф. Юрова отсек и полностью уничтожил почти роту гитлеровцев. 6-я мотострелковая бригада продолжала расширять плацдарм, но танками и пехотой противника была контратакована в районе Гредякина.

Наши воины не устояли, наметился их отход на позиции 200-й танковой бригады. Однако в это время подоспели артиллеристы этой бригады под командованием старшего лейтенанта Ф.С. Площенко. Первыми же залпами они уничтожили четыре немецких танка. Контратака была отбита, и подразделения 6-й мотострелковой бригады снова заняли свои позиции.

Но тут же последовал новый удар врага, на этот раз силами нескольких десятков танков с пехотой, поддержанных артиллерией. Завязался огневой бой, в котором на выручку нашим мотострелкам пришли танки 200-й танковой бригады.

Свыше десяти фашистских танков вывел из строя во встречном бою батальон капитана С.Г. Федорова, из них два были подбиты танком комбата. Он же уничтожил одно орудие и группу фашистских истребителей танков.

Отважно дрался экипаж легкого танка Т-60 П.А. Тимофеева. В первые же минуты боя машину подбили. Но экипаж решил продолжать бой. Выскочив из машины, воины пытались ее отремонтировать, но на них обрушился вражеский огонь. Гитлеровские автоматчики пытались окружить танк и взять живыми наших ребят. Но Тимофеев вместе со стрелком вскочили в машину и, открыв огонь из пушки и пулемета, в упор расстреливали наседавших фашистов. Противник, ударил по танку бронебойными снарядами. От одного из них машина загорелась. Но и после этого героический экипаж продолжал вести огонь по врагу, пока не загорелась одежда на танкистах. Только после этого экипаж покинул горящую машину.

Особо напряженные бои развернулись 8 августа. Это был самый трудный день в ходе всего встречного сражения. Обе стороны ввели в бой новые силы.
6-й танковый корпус возобновил наступление. Оно шло в основном вдоль реки Вазузы. Сломить сопротивление гитлеровцев удалось лишь нашим левофланговым частям. Но и этого было достаточно, чтоб развивать успех. Удалось выйти на рубеж Коротнево — Логово — Тростино — Печера, расширив плацдарм до 8 — 9 км по фронту и лишь до 3 км в глубину. Впрочем, можно ли назвать плацдармом клочок земли, если он насквозь простреливается огнем?

Между тем соотношение сил менялось. Враг накапливал группировку, что ставило под угрозу успех наступления на Сычевку. Командование Западного фронта расформировало фронтовую подвижную группу, и 10 августа 1942 года 6-й танковый корпус вошел в оперативное подчинение 20-й армии.

Бои, начатые в середине августа и продолжавшиеся до сентября, не имели каких-либо значительных оперативных и далее тактических результатов. Правда, были освобождены город Зубцов, районный центр Карманово.

Корпус же переправился на восточный берег Вазузы и сосредоточился в районе Васютники, Коротово. Отсюда по решению командования 20-й армии танкистам вместе с двумя стрелковыми дивизиями предстояло прорвать оборону в междуречье Гжати и Вазузы на участке Бургово — Гончарово.

Атака началась утром 2 сентября. И успешно — были прорваны первый и второй оборонительные рубелей. Танковые бригады оторвались от пехоты и дрались без ее помощи, однако закрепиться на достигнутом рубеже не смогли.

В этот день был тяжело ранен командир 22-й танковой бригады полковник Иван Ермаков. Его заменил начальник штаба подполковник Нил Веденичев.

В последующие дни корпус был выведен из боя и переброшен под Зубцов. В составе 31-й армии части корпуса готовили удар на Белогурово — Черкасове.

Наступление началось утром 9 сентября. Пехота стрелковых дивизий не смогла прорвать вражескую оборону, и танки вынуждены были ввязаться в бой. Впереди наступала 6-я мотострелковая бригада под командованием полковника Иллариона Есипенко. Человек исключительной храбрости, герой гражданской войны, дважды награжденный почетным оружием за подвиги в боях, он лично вел в атаку своих воинов. Прикрывая танкистов, они ворвались на позиции гитлеровцев у Белогурова, а затем и Зубарева и овладели обеими деревнями.

За мужество и отвагу, проявленные в тех боях, полковник Илларион Есипенко, лейтенант А.А. Клинский, сержанты И.М. Секачев и М.М. Морозов были награждены орденами Красного Знамени.

Наступательные бои на Ржевском направлении принимали затяжной, бесперспективный характер. 12 сентября корпус был выведен в резерв Западного фронта. Пришлось возвращаться туда, откуда наступали,— под Шаховскую. Однако августовский замысел Ржево-Сычевской наступательной операции нашел свое воплощение лишь в ноябре: того требовала стратегическая обстановка как на Западном, так и на других фронтах. Корпусу предстояло вновь форсировать реку Вазузу, а затем наступать на ту самую Сычевку, к которой войска не смогли прорваться в августе.

Бои за Сычевку шли с переменным успехом. В них отличились подразделения различных родов войск корпуса. Особое признание получили действия 6-й мотострелковой и 22-й танковой бригад по захвату деревень Холм-Березуйский, Большое и Малое Кропотово. А танковому батальону капитана Матвея Пинского удалось прорваться через железную дорогу Ржев — Сычевка на подступы к деревне Ложки. Две другие танковые бригады — 200-я и 100-я — овладели Гриневкой и Подосиновкой.

Этот небольшой успех нелегко достался корпусу. Уничтожив противостоявшего врага, он и сам потерял до пятидесяти процентов личного состава и боевой техники. Но и оставшимися силами наступление продолжалось. Оно завершилось прорывом к железной дороге Ржев — Сычевка в районе Ложки — Азарово — Филиппово. Вместе с танкистами сюда подоспели 1-я самокатно-мотоциклетная бригада и часть сил кавалерийского корпуса. Однако противник силами 27-го армейского и 39-го танкового корпусов начал наносить удары с двух сторон — по флангам и в тыл — прорвавшейся советской группировке.

Гитлеровские дивизии закрыли пробитую брешь и, захватив ряд населенных пунктов, создали реальную угрозу окружения. Ослабленные в боях части 6-го танкового, 2-го гвардейского кавалерийского корпусов и 1-й самокатно-мотоциклетной бригады оказались отрезанными от главных сил Западного фронта. Начались бои по выходу наших частей из окружения, они продолжались до нового 1943 года.

1 января 6-й танковый корпус был выведен из боя и вновь сосредоточен в районе станции Шаховская. Свое первое боевое крещение корпус начал с наступательной Ржевско-Сычевской операции и, несмотря на отдельные срывы, показал, что такие объединения являются мощной танковой ударной силой. Опыт боев под Ржевом и Сычевкой сыграл положительную роль в дальнейшем совершенствовании искусства боевого применения крупных танковых соединений.

После пополнения личным составом и техникой корпус в феврале 1943 года зачислен в резерв Ставки и по железной дороге переброшен в район Осташково. Здесь в него были включены минометный полк, саперный, мотоциклетный батальоны и батальон связи.

23 февраля 1943 года корпус вошел во вновь формируемую 1-ю танковую армию, командующим которой был назначен генерал-лейтенант танковых войск Михаил Катуков. Произошли изменения и в командовании корпусов. Вместо убывшего бригадного комиссара Петра Гришина заместителем командира корпуса по политчасти стал полковник Михаил Серенко. Полковник Иван Ситников принял штаб корпуса. Павшего в бою под Ржевом начальника оперативного отдела майора Медведева заменил подполковник К.К. Федорович.

Из корпуса выбыла 100-я танковая бригада. Вместо нее влилась 112-я танковая бригада, бывшая дивизия полковника Гетмана.

Через пару недель началась передислокация армии и ее 6-го танкового корпуса на Воронежский фронт, в район Обояни. Летом 1943 года ожидалось столкновение крупных танковых армий на Курской дуге, позднее названной «огненной».


Мемуары   Далее >>

Hosted by uCoz