Бочковский Владимир Александрович -
командир танкового батальона 1 гвардейской танковой бригады, Герой Советского Союза

фотоальбом >>

Видео  >>                                  <<  Литература

ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ОТЦЕ

Жилин В.А.  "Герои-танкисты 44-го..."

«Сердце не имеет морщин, на нем бывают только шрамы».
Г. Колетт

Немало сил приходится прилагать каждый раз, когда идет сбор материалов об очередном Герое Советского Союза - танкисте. В этот раз мне повезло. Моим помощником оказался Александр Владимирович Бочковский - сын Героя Советского Союза генерал-лейтенанта танковых войск Владимира Александровича Бочковского. Он немало поведал мне о своем отце. Рассказ сына Героя основывался на отцовских воспоминаниях и был настолько интересен, что я, практически полностью, поместил его в свой очерк, дополнив, разумеется, некоторыми комментариями. Ещё одним источником, помимо архивных материалов, явился большой очерк о В.А.Бочковском, написанный известным советским журналистом и писателем Юрием Жуковым, который с военных лет знал Владимира Александровича, дружил с ним. Очерк был напечатан в одном из апрельских номеров журнала «Огонек» в канун двадцатой годовщины Великой Победы, в 1965 году.

Итак, слово Александру Владимировичу Бочковскому.

«Мой отец родился 28 июня 1923 года в городе Тирасполе. Дед, Александр Владимирович, имел мирную профессию кондитера. Мать, Клавдия Ивановна, занималась домашним хозяйством. У Владимира Александровича был еще младший брат, Анатолий, который в годы войны стал артиллеристом. Награжденный несколькими орденами и медалями, после войны он продолжил службу в армии и уволился в запас в звании полковника.

В 1937 году дед был направлен на работу в один из крымских правительственных санаториев. В то время отец очень увлекся футболом и даже играл в юношеской сборной Крыма. Любовь к футболу у него осталась на всю жизнь, а одним из его хороших друзей был Константин Иванович Бесков.

21 июня 1941 года в средней школе № 1 г. Алупки состоялся выпускной вечер десятых классов (кстати говоря, до середины 90-х годов эта школа носила имя отца). 23 июня, на следующий день после начала войны, отец уехал в Харьков и поступил в танковое училище...»

В Харькове В.Бочковскому довелось проучиться недолго. Уже ранней осенью училище было эвакуировано в узбекский город Чирчик. Позднее, на основе этого училища сформировалось Ташкентское высшее танковое училище имени дважды Героя Советского Союза маршала бронетанковых войск П.С. Рыбалко. Я имел честь учиться в этом прославленном вузе, который в годы Великой Отечественной войны подготовил немало замечательных танковых командиров.

Подбирая материалы о В.Бочковском, я обратился к своим старым записям, которые были сделаны в годы учебы в Ташкенте. И вот что я нашел - выписка из училищного Формуляра (командование поощряло мои занятия военной историей и давало возможность ознакомиться с училищными документами военной поры. - Прим. автора).

«...Беспримерный подвиг в ходе Курской битвы проявил лейтенант Шаландин В.С. Золотыми буквами в историю училища вписаны имена воспитанников - дважды Героя Советского Союза, ныне генерала армии Белобородова А.П., Героев Советского Союза Бочковского (выделено мною. - Автор), Умникова, Копорева...

...Среди воспитанников училища, удостоенных звания Героя - семь генералов: А.П. Белобородое, М.Ф. Терехин, Е.В. Курцев, В.А. Бочковский (выделено мною. - Автор), А.П. Роман, П.П. Пухов, И.В. Бастеев...

...16 ноября 1963 года училище отметило свой 45-летний юбилей. На торжествах присутствовали: секретарь ЦК КП Узбекистана Нишанов, командующий войсками ТуркВО Герой Советского Союза генерал армии И.И. Федюнинский, представители завода «Красное Сормово», бывшие курсанты - Герой Советского Союза генерал-майор В.А. Бочковский (выделено мною. - Автор), кандидат военных наук полковник И.К. Попов и многие другие почетные гости...».

Как видим, связь с родным училищем Владимир Александрович не порывал. Да и в Ташкенте о нем всегда помнили и воспитывали новые поколения танковых командиров, в том числе, и на его героических подвигах.

«После выпуска летом 1942 г. отец попал на Брянский фронт, где ему пришлось вступить в командование маршевой ротой, а затем и принять первый бой. Маршевая рота эшелоном прибыла на одну из железнодорожных станций, где попала под бомбежку и одновременно под удар немецких танков. Для отражения атаки нашим танкам пришлось открыть огонь прямо с железнодорожных платформ. Прикрывая друг друга, они сползали с платформ, чтобы занять боевой порядок.

Первые несколько недель на войне навсегда впечатались в память отца. Он вспоминал, что практически жил в танке. Экипаж даже еду приносил туда. Причина была в картине, которая предстала перед его глазами после одной из атак. Увидев, что (выделено мною. - Автор) намотано на танковых гусеницах и катках, он еще долго не мог заставить себя вылезти из боевой машины.

В одной из атак отец был тяжело ранен в левое бедро. Возможности выйти из боя не было. Спас молодой сержант-танкист Виктор Федоров. Он примчался на легком танке Т-60 и вывез истекающего кровью отца и его экипаж. После длительного лечения в госпитале, в Мичуринске, отец вернулся в строй. Причем в свою прежнюю часть - 1-ю гвардейскую танковую бригаду, которой в 1941 году командовал прославленный танковый военачальник, будущий маршал бронетанковых войск и дважды Герой Советского Союза М.Е.Катуков».

О новой встрече с В.Федоровым Владимир Александрович Бочковский рассказал Юрию Жукову уже в 1965 году. Как оказалось, бывший сержант окончил военное училище и стал офицером. В составе маршевой роты он прибыл в 1-ю гвардейскую танковую армию. В.Бочковский узнал его на железнодорожной станции, когда принимал пополнение. Тут же рассказал об этом храбром танкисте генералу Катукову, который находился на станции. Командующий армией сразу же принял решение - за спасение жизни офицера в бою лейтенант Федоров был награжден орденом Красного Знамени. Сам же офицер, разумеется, пополнил батальон капитана Бочковского.

- Хорошо воевал Виктор, по-гвардейски, - рассказывал Владимир Александрович Ю.Жукову.

- И всего лишь несколько дней не дожил до победы: погиб уже в Берлине, почти у самого рейхстага. В районе зоопарка угодила в него немецкая пуля, прямо в лоб. А ведь какой человек был! Про него молва по армии шла, что это заговоренный танкист, его ни снаряд, ни пуля не возьмет!

Прочтя это место из очерка известного журналиста, я отчетливо вспомнил эпизод из фильма «Освобождение», когда во время битвы за Берлин молодой танкист открывает люк танка и выглядывает, чтобы получше рассмотреть вышагивающих фламинго. Вспоминаете, уважаемые читатели? Как раз в этот момент его настигает вражеская пуля и поражает прямо в лоб. Думаю, что авторы сценария описали этот эпизод, как раз основываясь на рассказе Владимира Александровича.

Итак, после тяжелого ранения на Брянском фронте, В.Бочковский вернулся в свою бригаду. Это случилось зимой. 1-я гвардейская танковая бригада вела тяжелые позиционные бои на Калининском фронте.

«Отец вспоминал, что зимой на Калининском фронте было очень трудно. Из-за очень снежной зимы снабжение и подвоз всех видов довольствия стали крайне затруднительными. Люди голодали и обовшивели. Доходило до того, что наша авиация сбрасывала ящики с продовольствием с бреющего полета, многие из которых так и не могли найти из-за глубокого снега. Если после удачной находки продовольствия начинала топиться полевая кухня, то на запах осторожно подходили два-три немецких солдата. В каждой руке по пять-шесть котелков. Вжимая головы в плечи и не поднимая глаз, вставали в конец очереди. Повар немцев материл, но кое-что им давал. Остальные старались на них не смотреть. Наши тоже к ним ходили, когда у немцев топилась кухня. Картина была та же».

В.А.Бочковский принимал самое активное участие в Курской битве. Герой Советского Союза Вольдемар Шаландин, очерк о котором помещен в одной из моих предыдущих книг, воевал в роте старшего лейтенанта Бочковского. Знаменитый, многократно описанный бой у с. Яковлево, когда 6 июля 1943 года восемь советских танков целый день сдерживали натиск многократно превосходящего по численности врага, непосредственно связан с именем двадцатилетнего офицера-танкиста, командовавшего героическими экипажами.

А вот еще несколько воспоминаний, запечатлевшихся в памяти Александра Бочковского и связанных с Курской битвой.
«Отец рассказывал, что когда после отражения очередной атаки немецких танков он пешком поднялся на гребень холма, чтобы через бинокль изучить местность, он неожиданно увидел, что впереди все поле было заставлено немецкими танками, изготовившимися к новой атаке. Никогда больше за всю войну, - вспоминал отец, он больше не видел такого количества танков противника - почти 240 машин. Впервые в жизни почувствовал, как между лопаток потек холодный смертный пот и все тело стало ватным. Он не мог даже шевельнуться и в этот момент вдруг над головой с невообразимым ревом пошли «Эрэсы» (реактивные снаряды «Катюш». - Прим. Автора). Это откуда-то сзади открыли огонь несколько дивизионов «катюш», которые накрыли все поле. В тот день фашисты, естественно, в атаку так и не пошли.

Второй раз он видел такой огонь только на Зееловских высотах под Берлином. Поле просто залило огнем.
Там же на Курской дуге случился следующий эпизод. Увидев, что подлетает большая группа немецких бомбардировщиков, батальон стремительным фланговым броском врезался в боевой порядок атакующих немецких танков. Из-за густой пелены дыма и пыли немецкие летчики обрушили сильнейший удар на смешавшуюся массу наших и немецких боевых машин. Бомбежка была такой силы, что все остановились - танки взрывными волнами бросало так, что глохли двигатели, а видимости вообще не было никакой. В какой-то момент через триплекс, сквозь густую пыль Владимир Бочковский увидел метрах в пятнадцати «пантеру», перископ которой развернулся на его танк. Только он начал разворачивать башню, как у «пантеры» приоткрылся командирский люк, и оттуда показались скрещенные руки. Отец понял, - немцы показывают, что стрелять не будут. Так до конца бомбежки никто и не стрелял. Когда она прекратилась, и дым начал рассеиваться, уцелевшие танки стали запускать двигатели и осторожно расходиться задним ходом. Башни у всех оставались неподвижными. Так, не стреляя, и разошлись.

Вспоминая об этом случае, отец очень критично воспринял известный эпизод в фильме «Освобождение», когда два горящих танка, наш и немецкий, с разных сторон съезжают в реку, из них выскакивают танкисты и вступают в рукопашную схватку. Он несколько раз был свидетелем похожих эпизодов, но все происходило совсем не так - танкисты, не глядя друг на друга, тушили свои машины и, не стреляя, разъезжались в противоположные стороны.

- Надо знать психологию танкиста, - говорил он. А для этого надо хоть раз гореть в танке, тогда все поймешь, и не будешь снимать, писать и говорить глупости.

За бои на Курской дуге отец был награжден медалью «За отвагу» и орденом Боевого Красного Знамени.

1944-1945 годы в боевой биографии отца отличались от предыдущих военных лет тем, что батальон, в котором он был вначале заместителем командира, а позднее и сам им командовал, практически постоянно выступал в качестве передового отряда бригады или же использовался для совершения танковых рейдов в тыл противника. Причем рейды совершались зачастую на очень большую глубину за пределами действия танковых радиостанций. Бывали случаи углубления в тыл противника до 100-130 км, а длительность рейдов достигала месяца и даже полутора. В тылу немцев танкисты громили штабы, склады, узлы связи, аэродромы и т.д. Заправлялись трофейным горючим, питались трофейным продовольствием. Поскольку радиосвязь зачастую не доставала, то задачи батальону часто ставились с помощью авиации офицерами связи или сбрасывались вымпелы, где задача бывала просто обозначена на карте. За один из таких рейдов, в результате которого в тылу у немцев на Днестре был освобожден и удерживался до подхода главных сил город Чортков, он удостоился звания Героя Советского Союза...».

Наградной лист за подписью командира 2-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады гвардии майора Вовченко от 27 марта 1944 года гласит:

«.. .Заместитель командира батальона гвардии капитан БОЧКОВСКИЙ в боях на 1 Украинском фронте показал образцы мужества и геройства. 21.3.1944 года отряд обеспечения движения под его командой, успешно форсировав р.Теребна в р-не Романовка, продолжал преследовать противника, сея панику и страх в рядах противника. В боях в р-не Грабовец - Козувка Тернопольской обл. группой танков под его командой было уничтожено 16 пушек, 4 штурмовых орудия, более 200 автомашин с грузами.

22.3.1944 г., продолжая преследовать противника в р-не Трембовля, сломив огневое сопротивление, тов. БОЧКОВСКИЙ овладел м. Требовля, уничтожив 3 танка, 5 минометов, до 50 автомашин и более 50 гитлеровцев, захватив исправными 4 орудия.

В этот же день, продолжая преследовать в беспорядке отходившего врага, он отрезал пути отхода автоколонны противника в 100 машин в р-не Сухостав и Яблунев. Неожиданное появление танков БОЧКОВСКОГО ошеломило немцев; побросав автомашины, немцы в беспорядке разбежались. До 30 трупов противник оставил на поле боя, 22 солдата были взяты в плен.

23.3.1944 года группа танков БОЧКОВСКОГО имела задачу - овладеть г. Чертков. При подходе к городу следовало форсировать р. Серет. БОЧКОВСКИЙ неожиданно появился у моста через реку, немцы, не успев взорвать его, зажгли на нем цистерну с горючим. Впереди идущая машина на полном ходу сбивает цистерну с места, тем самым спасает мост от разрушения, обеспечив продвижение танков к городу. Ворвавшись на улицы города, БОЧКОВСКИЙ завязал бой. В течение 4-х часов длился бой, но не выдержав, немцы отступили в беспорядке. Отважные танкисты под командой БОЧКОВСКОГО уничтожили в этом бою до 150 солдат и офицеров, 9 пушек, 7 танков, 2 бронетранспортера, около 50 автомашин. В городе немцы оставили 3 склада горючего и 2 с продовольствием.

Продолжая преследовать противника, танки БОЧКОВСКОГО вброд форсировали р. Днестр и ведут успешные бои на его правом берегу.

За проявленное геройство и мужество в боях против немецких оккупантов достоин присвоения звания - Герой Советского Союза...»

(Здесь и далее стилистика и орфография, приводимых документов, сохранены полностью. - Прим. автора).

Комбата поддержали: командир 1-й гвардейской танковой бригады гвардии полковник Горелов, командир 8-го гвардейского механизированного корпуса гвардии генерал-майор Дремов, командующий 1-й гвардейской танковой армией гвардии генерал-лейтенант танковых войск Катуков, Член Военного Совета армии генерал-майор Попель, командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант танковых войск Новиков.

 Каждый из них сделал заключение в Наградном листе: «Достоин правительственной награды - присвоения звания Герой Советского Союза».

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1944 года говорилось: «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» гвардии капитана Бочковскому Владимиру Александровичу».

1-я гвардейская танковая бригада в результате боев в Прикарпатье получила почетное наименование Чортковская, а корпус стал именоваться «Прикарпатским».

Вскоре отважные танкисты совершили еще один дерзкий рейд в Карпатах, в результате которого был освобожден г. Коломыя - крупный узел железных и шоссейных дорог. Бой продолжался несколько часов. Сын так передает рассказ отца:
«С аэродрома постоянно взлетали и садились на него транспортные самолеты. На железнодорожной станции города скопилось более сорока эшелонов с различными грузами. Один из них с «тиграми». Наши танки расстреливали их прямо на платформах. Во время боя эшелоны начали движение. Отец приказал старшему лейтенанту Духову, младшему лейтенанту Бондарю и лейтенанту Большакову догнать и остановить их. Когда «тридцатьчетверки» на максимальной скорости догнали головной эшелон, механик-водитель из экипажа Бондаря вывел танк на насыпь и боком аккуратно толкнул шедший полным ходом паровоз. Паровоз накренился и упал на противоположную сторону. За ним с грохотом полетели и вагоны со всем содержимым. Все остальные эшелоны вынуждены были остановиться. Враг не ушел. Наверное, это единственный в истории пример, когда танк таранил паровоз и остался без повреждений. Другие экипажи в это время громили аэродром.
В городе и на станции были взяты очень богатые трофеи, а сам крупный узел коммуникаций оказался перерезанным, что серьезным образом сказалось на обстановке на этом участке фронта.

За этот рейд многие танкисты батальона были награждены орденами и медалями. Несколько человек получили звание Героя Советского Союза, остальные - ордена Ленина. Отца представили ко второй звезде Героя, но, видимо, кто-то из старших начальников решил, что две Золотых Звезды за столь короткий срок присвоено быть не может. В результате за этот рейд отец не получил ничего.

Вообще о рейдах отец рассказывал немало. Чувствовалось, что ему приятно вспоминать об этом.

Он говорил, что, уходя в рейды, танкисты старались взять побольше боеприпасов и горючего. Грузили по два-три боекомплекта, закрепляя ящики со снарядами и бочки с горючим даже на броне. В немецком тылу захватить горючее труда не составляло, а вот со снарядами приходилось сложнее. Постепенно сформировался устойчивый боевой состав рейдовой группы. Ее костяк составлял танковый батальон, который поддерживали одна-две батареи САУ, рота мотострелков на БТР, а также зенитная батарея тоже на БТР. На боевые машины комбата и командиров рот установили мощные командирские радиостанции. Под конец войны техники стали давать еще больше. Иногда батальону придавался дивизион «катюш». В результате получилась достаточно мощная боевая единица. Примечательно, что задачи командиру рейдовой группы зачастую ставил сам командарм Катуков, а в ходе Висло-Одерской операции возникали ситуации, когда задачу напрямую ставил командующий фронтом Маршал Советского Союза Г.К.Жуков.

Своими активными рейдовыми действиями танкисты настолько досаждали врагу, что, в конце концов, они с самолетов стали разбрасывать листовки, обещая 25 тысяч рейхсмарок за голову «танкового бандита Бочковского».

Самым трудным в рейдах был выход из-за линии фронта к своим войскам. К моменту окончания действий во вражеском тылу взбешенные фашисты делали все возможное, чтобы блокировать и уничтожить рейдовую группу. Да и сами танкисты находились к этому времени в крайне утомленном состоянии. К тому же боеприпасы заканчивались, группа была ослаблена потерями.

Отец нередко вспоминал о нескольких интересных боевых эпизодах, имевших место во время совершения рейдов. Однажды во время боя за большое село в Прикарпатье, танки продвигались к центру населенного пункта, к которому вели несколько улиц. Кольцо окружения сжималось, и в какой-то момент группа фашистов оказалась со всех сторон зажатой на сельской площади. Неожиданно отец увидел, как, перемахнув через забор, на середину площади выбежал советский солдат в форме старого образца. Он был увешан пулеметными дисками, а в руках держал пулемет Дегтярева. Стоя в полный рост и держа пулемет у живота, он стал длинными очередями расстреливать немцев, один за другим меняя диски. Огонь немцев сразу же ослабел, и они стали группами сдаваться в плен.

Как потом выяснилось, старший лейтенант начал войну заместителем командира стрелковой роты. В одном из первых боев он был ранен, и его укрыли и выходили местные жители. Линия фронта к тому времени проходила уже далеко на востоке. Так он и ждал возвращения своих, сохранив форму, документы и пулемет с патронами.

После окончания боя отец предложил старшему лейтенанту присоединиться к его группе и тот с радостью согласился. Он устроился на броне танка и на ходу вел огонь по пехоте противника. Позже, в других боях, он зарекомендовал себя как очень храбрый воин. Отец представил его к награждению орденом Красной Звезды. Как в дальнейшем сложилась судьба этого офицера, к сожалению, неизвестно. После выхода к своим его забрали представители военной контрразведки. Отец очень надеялся, что геройские действия офицера, о которых он написал в боевом донесении, помогли ему успешно выдержать проверку в «Смерше» (слово «Смерш» происходило от выражения «смерть шпионам» - так назывались отделы военной контрразведки в годы войны. - Прим, автора).

Рейдовые действия требовали изобретательности, новаторства, а порой даже военного нахальства. Однажды ночью, в сильный ливень, группа которой командовал отец, долго шла колонной по проселочной дороге, буквально в каких-то 100-150 метрах параллельно автостраде. Самое интересное, что в это же время по автостраде двигалась немецкая колонна. Вот так и прошли более 10 километров рядом с немцами, потом отвернули в сторону. Немцы ничего не заподозрили.

В следующий раз, в одном из зимних рейдов, во время сильного снегопада группа вышла к шоссе, по которому двигались немецкие войска. Обнаруживать себя в тот момент танкистам было нельзя, но было нужно преодолеть мост. Отец обратил внимание на то, что между проходившими немецкими танками имелись значительные интервалы. Он принял решение, в соответствии с которым наши танки должны были встраиваться между немецкими машинами и идти с ними через мост в их колонне. Замысел удался, и враг ничего не заметил. Батальон благополучно продолжил движение по своему маршруту.

Интереснейший случай произошел с отцом зимой 1945 года. Вновь оторвавшись от главных сил армии на сотню километров, его батальон вышел к Одеру в районе Франкфурта. По одному из мостов южнее города танкисты переправились на западный берег и вскоре вышли на автостраду. Надо представить себе это - раннее утро, полная тишина, совершенно пустынная в этот час автострада и указатель: «Берлин - 67 км». В этой полной тишине танкисты простояли минут двадцать, борясь с необыкновенным соблазном двинуться по направлению этого указателя. Однако здравый смысл взял верх - нужно было возвращаться на восточный берег, так как здесь батальон оказывался обреченным на уничтожение. Действительно, через некоторое время на советских танкистов обрушились крупные силы немцев. Группа оказалась в огненном кольце.

 Сильнейший бой шел почти двое суток. Отец принял парадоксальное, на первый взгляд, решение - прорываться в сторону города, севернее которого имелся железнодорожный мост. Для немцев такой маневр оказался полной неожиданностью. На полном ходу танкисты ворвались утром в еще только просыпающийся город, и ведя огонь из всех стволов, проскочили его насквозь вдоль Одера. На восточный берег переправились по железнодорожному мосту, рискуя порвать гусеницы танков. Но - пронесло.

Война закончилась для отца на Зееловских высотах, где он получил свое последнее и самое тяжелое ранение - в живот. Прямо с поля боя его отправили в госпиталь на самолете командующего армией генерала Катукова.

Из госпиталя он вышел только осенью 1945 г. Всего же за годы войны у отца было шесть ранений, из них четыре тяжелых и два легких. Кроме того, он получил три тяжелых контузии. Отец перенес семнадцать операций. Чтобы не комиссовали из армии (особенно после последнего ранения, когда его признали негодным к военной службе по всем статьям), он трижды «терял» медицинские книжки.

Грудь отца украшали: Золотая Звезда Героя Советского Союза, ордена Ленина, Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Богдана Хмельницкого 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, два ордена Красной Звезды и ряд медалей, В послевоенные годы он был награжден орденами Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды и «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени, а также многими медалями.

После войны отец продолжил военную службу. Он не мыслил себя вне армейского строя. Последняя должность, которую он занимал, была должность заместителя командующего Северо-Кавказским округом. Он не сетовал на судьбу. Наоборот, был благодарен ей за то, что выжил в тех тяжелейших боях, в которых пришлось участвовать. Но одна мечта осталась так и не осуществленной - не удалось стать командармом 1-й гвардейской танковой армии. Впрочем, отец несколько лет командовал танковой дивизией, входившей в состав этой армии. Дивизия дислоцировалась в Группе Советских войск в Германии, в ГДР.

Вспоминаю несколько эпизодов из этого периода его жизни, о которых он мне рассказывал. Однажды, когда отец служил в Северной группе войск в Польше, один из солдат, получив очень нехорошее письмо из дома, покинул расположение части. Он взял с собой автомат с боеприпасами и засел в капонире на полигоне, где его и блокировали. Так случилось, что в этот полк приехал мой отец по служебным делам. Ему доложили о ЧП, и он сразу же поехал на полигон. Выйдя из машины, спросил: «Где солдат?» Ему показали, и он пошел к капониру. Солдат закричал: «Стойте, буду стрелять!» Отец ответил: «Ну, давай, фашисты меня не убили, так ты что, вместо них меня убивать будешь?». Солдат опять, уже потише: «Товарищ генерал, не подходите, буду стрелять!». Отец: «Давай-давай, прямо в Золотую Звезду целься, легче попасть будет». Тот снова: «Я вас очень прошу, товарищ генерал, не подходите!». Но отец уже подошел, спрыгнул в капонир и спросил солдата: «Что произошло?» Тут солдат расплакался и ответил, что его девушка замуж вышла, вот он и хотел попасть домой, застрелить соперника, а потом сам застрелиться на ее глазах. Разговор в окопе длился не меньше часа. На полигон уже приехали все, кто только мог, вплоть до прокурора Северной группы войск, который примчался потому, что ему сообщили, что, мол, генерал Бочковский убит. В конце концов, отец приказал солдату отсоединить магазин, поставить автомат на предохранитель. «Сейчас пойдем с тобой вместе, - сказал он, - оружие понесешь сам. Когда подойдем, сам отдашь автомат своему командиру роты, это важно».

Так и поступили. Позже, солдата судил трибунал. Благодаря ходатайству отца, решение было сравнительно мягким - два года в дисциплинарном батальоне. Солдат еще долго потом писал отцу, выражая признательность за человечное отношение.

Еще один случай, которому я был свидетелем, имел место на танкодроме. Отец взял меня с собой, чтобы показать, как учатся танковому мастерству. И надо же такому случиться, что офицеры полка, который он проверял, «завалили» вождение. На вопрос, почему, мол, такие низкие результаты, последовали жалобы на трудную трассу и сложность упражнений. «Что ж, сейчас проверим, - сказал отец. - Желающие получить звание досрочно могут посоревноваться со мной». Он взял у кого-то шлемофон и пошел к ближнему танку. Несколько человек побежали к соседним машинам. Двигатели заработали, и боевые машины ушли на трассу. Когда вернулись на исходный рубеж, секундомеры показали, что отец превысил норматив вполовину. Опередить его никто не смог. «Будете так ползать - вас сожгут к чертовой матери в первом же бою. И вас сожгут, и экипажи ваши сожгут, и машины сожгут. Вы тут, вообще, чем занимаетесь?» - обратился он к подчиненным. После короткого, но внятного внушения, отец рассказал фронтовой случай о своем поединке с немецким пикирующим бомбардировщиком Ю-87. Тот неожиданно выскочил на танки батальона, когда те были на марше. Танки круто повернули и рванули к лесу, который был совсем рядом. Только танк комбата остался на открытой местности, потому что отец должен был убедиться в том, что все его подчиненные успели уйти из-под удара, а вот сам он не успевал к спасительным деревьям.

Заменив механика-водителя за рычагами танка, отец дал полный газ и бросил машину навстречу фашистскому стервятнику. Вынужденный увеличивать угол пикирования, немецкий летчик промазал, но решил повторить заход. Отец развернул танк и вновь пошел навстречу фашисту. Тот опять промазал. Несколько раз танк и бомбардировщик выходили навстречу друг другу. Немецкий летчик, израсходовав все бомбы, стал вести огонь из пушек. Но при пологом пикировании точность огня была низкой и редкие снаряды, попадавшие в танк, попросту рикошетили от лобовой брони, а при крутом пикировании мчащийся навстречу танк заставлял увеличивать угол пикирования еще больше и тем самым сокращать время на прицеливание.
В конце концов, у немца закончились боеприпасы, он сделал круг над танком и погрозил кулаком. Отец встал на башню и тоже погрозил ему кулаком. Так и разошлись».

- Действительно, очень интересный случай. - Я не мог удержаться, чтобы не выразить свое восхищение смелостью и мастерством двадцатилетнего комбата.

«Я вспоминаю, - продолжает свой рассказ Александр Владимирович, что отец пользовался большим уважением среди своих подчиненных, особенно у простых солдат и офицеров. До сих пор помню церемонию его прощания с Боевым Знаменем дивизии, в день, когда мы уезжали в Москву, после того как отец поступил в академию Генерального штаба. Я был вместе с ним тогда. Помню слезы на лицах стоявших в строю солдат. Когда отец крикнул: «До свидания, товарищи!», кто-то из солдат в мертвой тишине громадного плаца вдруг воскликнул: «Товарищ генерал, не уезжайте!». Тут же нестройно зазвучали еще голоса, строй колыхнулся. Отец махнул рукой и быстро пошел к машине. Мы поехали. Некоторое время пришлось двигаться, словно по коридору, - по обеим сторонам дороги плотной стеной стояли машущие руками солдаты и что-то кричали. На находящихся вдоль дороги военных машинах тоже стояли солдаты и махали руками. Отец открыл дверь, встал на подножку «Победы» и тоже кричал: «До свидания, товарищи!». Так и ехали. Наконец он сел, захлопнул дверцу и молчал до самого вокзала».

В 1980 году генерал-лейтенант танковых войск Владимир Александрович Бочковский, отдав тридцать девять лет любимой его сердцу службе, ушел в отставку. Но и находясь на заслуженном отдыхе, он оставался в строю, отдавая все силы и жизненный опыт, воспитанию подрастающего поколения, считая это своей важнейшей задачей. Говорят, что те, кто понюхал пороха на войне, потоптал сапогами грязь, хоронил погибших в боях боевых друзей, понимают друг друга с полуслова. Наверное, поэтому и тянутся друг к другу ветераны войны. Ведь дружба, скрепленная кровью, неподвластна времени. Владимир Александрович не был исключением. Он работал в ветеранских организациях, занимался вопросами увековечения памяти павших, оказывал посильное содействие исполнительной власти в деле социальной защиты людей старшего поколения.
Прославленный защитник Отечества, вернейший сын нашей Отчизны Герой Советского Союза - танкист Владимир Александрович Бочковский скончался 7 мая 1999 года.

За войну под ним сгорело пять танков. Сам он сжёг тридцать шесть. Об этом он рассказал сыну лишь за два года до смерти. Он стал почётным гражданином шестнадцати советских и иностранных городов, почётным гражданином Молдавии, когда она была Советской. В зале Славы в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе золотом выбито его имя. Золотом оно выбито и на Триумфальной арке в Кишинёве. Он оставил после себя троих детей, четверых внуков, внучку и правнучку. Уже после его смерти родился пятый внук, Владимир. Владимир Александрович! Все потомки по мужской линии отслужили или служат в армии, кроме самого младшего, ещё несовершеннолетнего.

Его тело было предано земле в Тирасполе, в городе, где он родился и вырос, куда вернулся после доблестного выполнения ратного долга и жил в последнее время.

Дом, в котором родился и провёл своё детство ветеран, находится на улице, носящей его имя. На самом здании помещена мемориальная доска, повествующая о том, что здесь жил человек героической судьбы, настоящий патриот своей Родины, почётный гражданин Тирасполя Герой Советского Союза - Владимир Александрович Бочковский.


Фотографии В.А. Бочковского

в 10 классе

Учения в ПНР, 1975 год Бобруйск, КБВО, заместитель командующего армией
Видео "Настоящий защитник родины!"
Сюжет канала ТСВ в передаче "Отражение" о генерал-лейтенанте танковых войск, герое Советского Союза — Владимире Александровиче Бочковском.
Могила В.А. Бочковского в Тирасполе Могила В.А. Бочковского в Тирасполе

О боевом пути В.А. Бочковского можно прочитать в книгах: 

Бабаджанян А.Х., Попель Н.К., Шалин М.А., Кравченко И.М. "Люки открыли в Берлине (Боевой путь 1-й гвардейской танковой армии)". М., Воениздат, 1973 г.

Гарин Фабиан, "Цветы на танках". Москва, "Советская Россия", 1963 г. 

Давыдов В.А., Ярошенко В.В. "Книга памяти первогвардейцев-танкистов ", 2007

Дремов И.Ф. "Наступала грозная броня". - Киев, Политиздат, 1981

Жилин В.А."Герои-танкисты 44-го..."

Жуков Юрий. "Люди 40-х годов". М., 1989 г.

Катуков М.Е. "На острие главного удара". М., 1976 г.

Лившиц Я.С. "Первая гвардейская танковая бригада в боях за Москву", 1948 г.

Рафтопулло А.А. "Дороже жизни". М., 1978 г.

Ростков А.Ф. "Первые гвардейцы-танкисты". 1975 г.

Шишков А.М. "От Москвы до Берлина - боевой путь 1-й Гвардейской Чортковской дважды ордена Ленина Краснознаменной орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танковой бригады". М., 2005 г.

Шишков А.М. "От Курска до Берлина - по боевому пути Первой гвардейской Краснознаменной танковой армии 1943-1945 гг.", Калуга, 2006 г.

Шумилов В. Е. "Раздумье у рейхстага". Воронеж, 2000 г.


Если у Вас есть дополнительная информация - присылайте ее для размещения на сайте!